Отчет о посещении пивного фестиваля Октоберфест

Жил-был 100 лет назад один принц, и решил он жениться на одной принцессе. В день бракосочетания велел принц выкатить бочки пива своим подданным, чтобы они разделили его праздник. И целый месяц все веселились и пили пиво. И с тех пор подданные все никак не остановятся и продолжают праздновать эту свадьбу. Уже забыли, кто на ком женился, да и вообще не помнят, с чего все начиналось, но каждый год пиво льется рекой целый месяц.

Оставшиеся 11 месяцев подданные опохмеляются, лечат печень, чинят кружки, пытаются вспомнить подробности прошедшего праздника и готовятся к будущему – пьют из своих починенных литровых кружек, чтоб не потерять сноровку и не осрамиться на следующий год. Итак, добро пожаловать в Баварию!

Октоберфест – это событие, на котором нужно побывать хоть раз в жизни. Как нужно побывать на карнавале в Рио, на корриде в Испании. Чтоб потом вспоминать в старости – и я там был, мед-пиво пил, по усам текло… Казалось бы, что тут особенного – собрались толпы людей со всего мира и пьют. Но нет, это не обычная пьянка, и ее необычность не только в масштабе. Кстати, о масштабе – о количестве людей и выпитого пива здесь говорят шестизначные цифры, за раз наливают не меньше литра, другой тары у них просто нет, на закуску приносят полсвиньи.

Впрочем, литровая единоразовая доза пива и полсвиньи на задний зубок – это всегда так здесь. «Вы в Баварии!» — сказал официант, после того, как отказался принести туристам, измученным масштабами случившегося, того же самого, но поменьше. Но Октоберфест этот повседневный баварско-гаргантюанский масштаб кружек и тарелок как бы волнами расходится дальше – от столов в город. Весь город пьет, ест, катается на карусели непрерывно. Пьют и едят в огромных шатрах, знаменитые баварские официантки носят огромные охапки кружек, мощные лошади-тяжеловозы возят телеги с бочками пива, огромные круги аттракционов закручивают визжащих и смеющихся…

Вот откуда такой гигантизм в компактной Баварии? Это же не Россия и не Америка с их географическими масштабами. Может, это идет от зажиточности, а не от размеров ландшафта? Или от особенности немецкого характера, в чем-то похожем на русский, как ни странно: тут тоже любят, чтоб «раззудись плечо» — если уж музыка, философия и литература, то чтоб мозг сворачивала своей сложностью и глубиной, если уж подметать, то до последней пылинки, если пить и есть, то бочками и целыми свиньями. Немцы с равным пылом уходят в высоты нездешнего мира и остаются хозяевами земной жизни. Хозяевами своей земной жизни.

Лошадь на ОктеберфестеОктоберфест. Праздник в октябре. Хотя начинается он в сентябре. Ну это примерно как наша октябрьская революция, которая случилась в ноябре. Тут мы с немцами тоже похожи. В третью субботу сентября мэр города открывает бочку с пивом и произносит слова, которые переводятся примерно как «ну, будем». На следующий день проходит парад пивоварен с оркестрами, бочками, детьми на тележках, нищими и крестьянами из дремучих времен, которые тоже пили пиво.

Весь город переодевается в национальную баварскую одежду и едет на Терезиенвизен, Терезины Луга – эпицентр праздника. На самом деле никаких лугов там нет, а есть шатры, палатки с сувенирами и закусками, аттракционы. Все это наставлено очень близко друг к другу и скорее напоминает старинную ярмарку, чем луга и поляны. И везде люди, люди, разноцветные дирндлы и коричневые ледерхозен, направляющиеся из шатра на аттракцион или с аттракциона в шатер. По дороге можно съесть сосиску в палатке или купить октоберфестский пряник (и тоже его съесть или отвезти в подарок друзьям и близким, если не обсыплется по дороге). Еще можно купить баварскую шляпу с пером (это не едят) или просто шляпу с рогами или расцвеченную национальными бело-голубыми баварскими ромбами.

А еще можно зайти в туалет, на который указывает стрелой купидон (странное место для разбивания сердец) и с надписью «там можно то, что нужно». Людей на Терезиных Лугах очень, очень много, особенно в день открытия Октоберфеста, но несмотря на массовость и высокий градус ощущения жизни (литр за литром, и вот уже некоторые с трудом стоят на ногах), все очень чинно и благородно – ни мордобоя, ни скандалов. Казалось бы, в такие тяжелые для властей дни весь город и особенно Терезины Луга должны быть заполнены полицией.

Она должна стоять, конная и пешая, плотными рядами вдоль улиц и аллей, оцеплять все шатры и аттракционы, все палатки с пряниками и шапками с рогами. Но нет! Нет ни конных, ни пеших! Скорее всего, все полицейские на самом деле там были, но они были переодеты в дирндлы и ледерхозен. И как опытные агенты, делали вид, что пьют, катаются на аттракционах, покупают шапки и пряники…

Чем же так берет эта огромная попойка? Для иностранцев Октоберфест своего рода карнавал – заезжие негры и азиаты надевают дирндлы или ледерхозены, пьют, пляшут и катаются на каруселях как завзятые немцы. Все потому, что так положено – пить, плясать и кататься.

А для баварцев это, пожалуй, самый главный праздник в году, главнее Рождества. И дирндлы у них настоящие, вынутые из сундуков, со старинными кружевами, а не супермаркетовский ширпотреб, и воспринимают это они как неотъемлемую часть своей жизни, это не искусственная декорация, а настоящее. Зимой – снег, летом – жара, весной – пенье птиц, осенью – Октоберфест. Так было, есть и будет.

Отчет о посещении Октеберфеста

Пивные кегиМы прилетели в Мюнхен накануне открытия Октоберфеста, в пятницу. Вышли из самолета и – разочаровались. Ни одного дирндла! А мы-то думали, что уже на взлетной полосе наш самолет будет парковать парень в ледерхозен, размахивая шляпой с пером. В аэропорту не было ни одного дирндла. Ничто не предвещало завтрашнего великого события. «Нам наврали», — подумали грустно мы и сели в поезд, который повез нас в центр Мюнхена. Мы вышли на перроне центрального вокзала, и тут — вот они, дирндлы! Молодая пара, девушка и юноша шли, одетые в национальную одежду. Мы пошли за ними, как зачарованные крысы за дудочкой.

Первые дирндлы, настоящие! Праздник будет! Мюнхен существует! В результате дирндлы вывели нас не на ту ветку метро, и мы немного заблудились, но потом мы взяли себя в руки и решили закрепить впечатление в какой-нибудь пивной. Конечно, первым делом мы подумали о Хофбройхаусе, но там таких, как мы, была целая толпа на улице, ожидавшая своей очереди. Ну что ж, пивных в Мюнхене много… И мы подготовились немного к завтрашнему событию.

Поздно вечером мы все-таки решили добраться до нашей гостиницы в пригороде Мюнхена. Подмюнхенье встретило нас роскошным запахом сосен и звенящей тишиной. Тишина была и в гостинице, и только дежурная лампочка освещала ключи от номеров и записку для русских полуночных гостей. Спать…

Утро. Туман: неподалеку большое озеро. Из окна виднеется сад, по которому со звонким лаем носится такса. В столовой уже завтракают, кое-кто в дирндлах, ага, готовятся. Едим, садимся на электричку и едем в Мюнхен. Постепенно электричка наполняется людьми в дирндлах, они выглядят сосредоточенными, как будто едут на задание. Кое-кто уже с открытыми бутылками пива. Надо же! Прямо как русские – с утра пьют, разминаются. И вот на одной из станций, не доезжая центра, все дирндлы выходят.

Электричка сразу становится скучной. Мы боремся с желанием последовать за ними, мы со вчерашнего вечера ходим за дирндлами, как привязанные. Но нет, мы бы конечно вышли вместе с ними, но нам в центр по делу срочно – мне надо купить дирндл!

В центре шумно и весело – для тех, кто уже все купил, и только туристки озабоченно бегают по магазинам, делая последние покупки. Всего три часа в примерочной, и я практически ничем не отличаюсь от местных фрау и фройляйн. Пора на Терезины Луга, Праздник ждет! Пестрая веселая толпа перекатывается от шатров к аттракционам, от лошадей с бочками к сувенирам. Музыка, флажки, шарики, сосиски, пряники, — все вертится перед глазами. Но не хватает только одного – пива.

Как ни странно, пива почти не продают у открытых ларьков, мы пробуем зайти в шатры и в первый момент глохнем от какофонии громких голосов, оркестра. В проходах не протолкнуться, снуют официантки с кружками, на огромных подносах носят еду, ни одного свободного места за столами. В растерянности выходим. Как же на Октоберфесте выпить пива? Странное положение – вот он, близок локоток, да не укусишь. Море пива, оно плещется рядом, но мы никак не можем в него попасть. Чувствуем себя, как Алиса в стране чудес – вот он, прекрасный садик, но Алиса никак не может там оказаться – то ключик высоко, то она меняется в размерах и не пролезает в дверцу.

Еще одна попытка: заходим в другой шатер и спрашиваем у пробегающей мимо официантки – как здесь можно выпить пива? Она быстро подбегает к ближайшему столику и говорит сидящему с краю парню: «Встань!» Тот послушно вскакивает, тогда она обращается ко мне: «А ты садись! Сколько вы хотите пива?» «Четыре!» — быстро отвечаю я. Она стремительно убегает. Такое впечатление, что она не останавливалась и весь заказ приняла на бегу.


Я уступаю место качающемуся парню, и мы с друзьями обмениваемся впечатлениями – вот оно как, тут не продают пиво стоящим, надо обязательно сесть, как ловко они выкручиваются из сложившихся правил, практически по-русски. Официантка вскоре приносит наши кружки. И снова – «Мальчик, встань! Девочка, сядь!» Кружки ставятся на стол, пьяная компания за столом с удивлением смотрит на эту новую боевую батарею, и я просто чувствую, что через мгновение они протянут руки к нашему пиву, столь непросто нам доставшемуся.

Я быстро передаю кружки назад, стоящим ребятам, рассчитываюсь и встаю, чтобы снова дать место качающемуся парню. Мы довольно пьем наше пиво в проходе. Ну вот, цель достигнута: и мы приобщились к самому настоящему Октоберфесту.

На вечер у нас заказаны места в шатре, мы будем сидеть за столами, и жизнь будет совсем шоколадная, вернее, пивная. За столами все сидят плотно, плечом к плечу, кружки быстро сменяют одна другую, народу полно, люди сидят не только в огромном зале, но и на балконах, это напоминает театр – партер и ложи, но в этом театре зрители являются и актерами… Оркестр на сцене играет баварские песенки на фоне огромного декольте. Очень скоро все начинают плясать под музыку оркестра, стоя на лавках, как им удается не падать, я не понимаю, учитывая, что лавки узкие, а в животах уже не один литр пива…

Сама я не отваживаюсь, я решаю устроить фотосессию и безостановочно щелкаю окружающие меня ноги, лица, кружки, дирндлы. Градус повышается, и вместе с ним все выше оказываются туфельки и ботинки, они уже на столах, между пустых кружек и тарелок. Мальчишки заигрывают с девчонками, вешают им на дирндлы клейкие сердечки. До туалета не дойти без того, чтоб не попасть в массовое братание. Главное, чтоб не обнимали слишком сильно – а то идти уже не будет смысла. Пьяная круговерть пляшущих, обнимающихся, пьющих, ножки дам рядом со свиными ножками, так легко перепутать, куда втыкать вилку.

Дальше я плохо помню, но как-то тем не менее наступил второй день Октоберфеста. Это был день парада пивоварен, а потом снова Терезины Луга, аттракционы, пиво, пиво и пиво…

Парад пивоварен

Склад кег для пиваНа второй день Октоберфеста проходит парад пивоварен. То ли мы плохо сориентировались, то ли это великая тайна, но узнать, откуда и куда он идет, было совершенно невозможно. В целом мы поняли, что идет он по центру и доходит до Терезиных Лугов. В общем, мы решили поймать процессию на подходе к Терезиным Лугам. И тут снова незадача, парад никак нам не давался: мы все время где-то слышали его музыку, издалека видели процессию, но никак не могли ее настичь. Это было просто как пиво в первый день Октоберфеста – оно тоже было вне зоны доступа. Так мы поняли, что главные объекты этого праздника надо заслужить, сделав что-то необычное. Чтобы выпить пива, надо на бегу остановить официантку.

Чтобы посмотреть парад, надо самим побежать. И мы побежали. Наперерез параду. И мы его увидели. Процессия была длинная, шли десятки пивоварен, впереди шел ребенок и нес порядковый номер, за ним оркестр, за оркестром телега с пивом, а рядом с телегой персонажи, разодетые во всевозможные дирндлы и ледерхозен. Мирные граждане тащили тележки с детьми, шли воины с луками, арбалетами, нищие с мешками для подаяния, крестьяне с вилами и граблями, в общем, сразу было понятно, что в немецком обществе испокон веков к пиву были причастны все – дети, граждане, нищие, воины и оркестры.

Если бы я была кутюрье, то умерла бы от разрыва сердца на этом параде. Такое количество всевозможных нарядов трудно себе представить, никакой показ мод не сравнится с этим буйством красок и фасонов. Одни шляпки-чепчики чего стоят! И с лентами, и с высокими тульями, и с низкими, и с цветами, и с бантами. А как это красит любую даму, как жаль, что сейчас такое не носят. Мое время осталось где-то тогда, в эпоху тотальных шляпок. С бантами, лентами, цветами…

Когда парад доходит до Терезиных Лугов, то все участники сливаются с толпой и тоже начинают пить пиво, кататься на аттракционах и бродить от шатра к шатру. Время от времени в толпе виден то музыкант из оркестра, ага, я его видела в группе номер 18, а то какой-нибудь лучник за кружкой пива. Нищие пивоварни номер 10 покупают сосиски, а дети пивоварни номер 12 – пряники. Немецкая история вливается в современность. И никакая машина времени не нужна. То, что было тогда, все еще здесь и сейчас. И принц с принцессой по-прежнему празднуют свадьбу, и лошади все возят и возят пиво для них и их подданных, и ветер так же колышет перья на шляпах…

Баварские официантки

Баварские официантки знамениты своей удивительной возможностью носить литровые кружки десятками в одной охапке. Охапку они прижимают к декольте своего дирндла, который еще раз подтверждает свою практичность и универсальность – в дирндле и на работу хорошо, и на отдых. Однажды Евросоюз решил запретить глубокие декольте официанток, потому что они часто находятся на открытом воздухе, а открытый воздух Баварии весьма чреват частыми солнечными лучами, которые пагубно влияют на чувствительную женскую грудь, провоцируя разные нехорошие заболевания.

В ответ вся прогрессивная немецкая общественность встала на защиту глубоких декольте официанток, сказав, что в пивные они ходят на самом деле вовсе не пиво пить, а смотреть, как официантки носят их пивные кружки. Вот так раскрылась причина того, почему немцы и остальные сочувствующие так любят пить немецкое пиво. Официантки, между тем, продолжают подвергаться ужасной опасности, но никакой Евросоюз им уже не может помочь.

Я раньше думала, что официантки носят кружки, схватив их за ручки. Оказалось, что не совсем так. Взявшись за ручки, они носят небольшое количество кружек. А когда кружек очень много, они обхватывают охапку одной рукой, другой берут за ручки еще пару кружек и одновременно прижимают охапку и так идут. Вернее, не идут, а несутся стремглав, бегом, огибая препятствия и перепрыгивая через валяющиеся тела. Впрочем, последнего не видела, это так, для красного словца. Но могло же быть!

Есть еще одна категория разносчиков на Октоберфесте в шатрах – это продавцы всякой разной снеди и шляп. Причем существует какая-то странная половая специализация: прецли – соленые крендели – обычно носят мужчины, а соленые огурцы и шляпы – женщины. Продавцы не поражают своей виртуозной мощью, как официантки, но не менее колоритны: вот бабушка несет на вилке соленый огурец, высоко подняв его над головой. А вот молодой человек тащит короб с кренделями, на ходу закусывая одним из этих самых кренделей для убедительности.

Дирндлы

<br
Дирндл – это национальная баварская одежда для женщин. Собственно, дирндл – это сарафан со шнуровкой, который надевается на ажурную кофточку с глубоким декольте. Плотный дирндл подтягивает грудь, и выглядит все это очень эротично. К дирндлу полагается фартук, который завязывается на бант.

Бант справа – дама занята, бант слева – дама свободна, можно приставать, бант сзади – перед вами вдова, и не очень понятно, можно ли к ней приставать или нельзя. Скорее всего, она просто не определилась и скоро должна перевязать бант направо или налево.

Дирндлы в Мюнхене продаются повсюду, особенно в Октоберфест. Можно купить дорогие в бутиках, с ручной вышивкой, из тонких дорогих тканей, можно купить дешевые в супермаркетах и еще более дешевые в секонд-хендах, где, впрочем, может попасться хоть и ношеный, но вполне эксклюзивный винтажный дирндл из бабушкиного сундука.

Дирндлы бывают короткие и длинные, с глубоким декольте и закрытым, но какой бы дирндл не надела девушка, она в нем будет выглядеть преображенной. Удивительно, насколько выверенная веками одежда совершенна – ни убавить, ни прибавить. И кокетливость тут (в декольте), и хозяйственность (в фартуке). Девушка в дирндле и обласкает, и накормит, и напоит — принесет несколько литров пива, поддерживая их плотным корсетом…

Всем хороша девушка в дирнде, а когда их много – девушек в дирндлах, они образуют веселую цветную мозаику, потому что нет ограничений в цвете дирндла – он может быть и красный, и голубой, и желтый, какой угодно. С чем можно сравнить толпу девушек в дирндлах? С выставкой цветов, ведь они такие яркие и разноцветные. С калейдоскопом, ведь они все время движутся. С фейерверком, ведь они такие праздничные и громкие. Да с чем угодно можно сравнить, с чем угодно свежим, веселым, радостным, например, с кружкой пива на Октоберфест…

А вот мужской наряд выглядит построже в красках, но не менее весело. Мужчины носят ледерхозен, узкие кожаные штанишки до колен с подтяжками. Рубашки обычно белые или в красную клеточку, на голове часто шляпа с пером. С цветом тут не так разнообразно, как у женщин, но зато оригинально. Немецкий мужчина в своих коротких штанишках на помочах выглядит как вечный мальчик.

Он выпивает несколько кружек и становится совсем как ребенок. Немецкий мужчина призван рождать у немецких женщин желание обогреть и защитить. И женский костюм уже готов обогревать и защищать – можно сложить голову на теплом декольте и спрятаться за широкой юбкой. И бант в нужном месте всегда укажет, у кого искать защиты: свои мужчины идут искать утешения к своим женщинам с бантами справа, а чужие – к женщинам с бантами слева. И у всех наступает счастье.


Похожие рецепты


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *